суббота, 8 октября 2011 г.

Две недели на беременность

Именно так называется то, что у меня сегодня написалось. Навеяно событиями, происходящими вокруг меня сейчас, но со мной связанными лишь отчасти. И да, я не беременна! Хотя... главная героиня моего рассказа тоже так думала))) В общем, читайте!


Сегодня в офисе директор собрал всех в своем кабинете и объявил о повальном сокращении. Босс был краток:
- Список счастливчиков, которые с первого числа следующего месяца останутся на своих местах, будет вывешен в коридоре после обеда. Остальным – спасибо за долгие годы прилежной службы и успехов на будущей работе!
Дождаться этого «после обеда» было практически невозможно. Работать при таком раскладе, естественно, никто не мог. Одни тут же бросились в курилку, другие от «животного страха» - в туалет, ну а Илону почему-то пробило на еду.
- Я не хочу уходить, я люблю свою работу, - говорила Илона, уже пять минут мешая ложкой сахар в чае. – У меня прекрасные навыки, я отлично знаю свое дело, и не виновата, что у кого-то там «наверху» начались проблемы...
- Сказали, оставят только высшее руководство и главных «шестерок», - обрадовала коллега Настя, которая тоже уже долгое время жевала укроп от бутерброда, безразлично всматриваясь в осень за окном.
- А я знаю тайну! – сверкая хитрыми глазами, сказала Машка. – Слышала, что не будут трогать еще и декретниц. То есть, если до первого числа успеть ЭТО сделать, то можно убить сразу двух зайцев – и мамой, наконец-то стать, и еще, как минимум, на три года задержаться на предприятии. Более того, мы с моим Колькой уже работаем над этим вопросом!


В списке «счастливчиков» Илона себя не нашла. Она стояла перед этим образцом бланка их предприятия, на котором почерком директора были выведены фамилии. Все, как говорила Настя – высшее руководство и «шестерки».
«Ну почему? Почему так?!», - вопрошала про себя Илона – «Я же отдала этой компании свои лучшие годы! Я же вот эти самые бланки ежедневно таскала из архива в кабинет и обратно на себе, как груженый верблюд. Я же специально записалась на курсы английского, чтобы Егор Алексеевич еще больше ценил меня, как сотрудника. Я же каждый вечер после работы выискивала в блогах иностранных менеджеров креативные идеи для нашей компании. Я же отказалась тогда ехать с Сашкой на неделю на Мальту из-за срочной командировки с Егором Алексеевичем в Англию. Я же уговаривала мужа повременить с рождением ребенка, так как через годик-другой мы обязательно заключим контракт с немцами, и тогда уж можно будет жить, как у Бога за пазухой. Я же…»
На мысли о ребенке Илона прекратила истерику.


Машкины слова не выходили у нее из головы весь вечер. Сашка, который опять пришел с работы весь мокрый, потому как не знает, что такое зонт, был весьма удивлен, когда жена вместо того, чтобы как обычно забрать у него пакеты с едой и удалиться на кухню, вдруг одарила его страстным поцелуем и стала покусывать его за ухо.
- Лоник, что-то случилось? - с опаской спросил он.
- Да нееет, все нормально, - томно проговорила Илона.
Когда после романтического ужина, Саша заглянул в коробку с презервативами, то не нашел там ни одного.
- Да я их все на ножки столов и стульев натянула, чтобы они пол не царапали, - объяснила Илона. – Ничего страшного, один раз можно и без них.
Спустя несколько часов, выйдя на балкон покурить, Сашка продолжал размышлять:
«Нет, все-таки она какая-то странная. Ужин на кухне при свечах, хотя обычно ели в комнате перед теликом, вечернее платье, хотя дома всегда носит шорты и футболку, романтическая музыка, хотя никогда терпеть не могла эти сопли…  И эти презервативы на ножках… Может, заболела? А может… ИЗМЕНИЛА! И теперь таким образом пытается загладить свою вину! Точно!».
- А ну быстро все рассказывай! – Сашка стащил с сонной Илоны одеяло.
- Что рассказывать? Саш, ну дай поспать!
- Ты мне изменила, да?
- Что за бред! – Илона окончательно проснулась. – С чего ты взял такую глупость?
- А к чему тогда все эти свечи, ужин, неестественные позы во время секса?! Я не узнаю свою жену! Да и прятать презервативы – всегда было моим любимым занятием…
- Дурачок! Иди сюда, я сейчас все тебе объясню…


На сообщение о том, что Илону через две недели сокращают, Сашка никак не отреагировал. А когда узнал, что задержаться на предприятии она хочет таким весьма своеобразным путем, как беременность, даже обрадовался. Вообще-то Сашка давно уже мечтал о ребенке. Они были женаты уже семь лет, а о детях он говорил еще тогда, когда только встречались. Представлял, как Илонка будет возиться с малышами дома, пока он будет на работе, как по вечерам его будет встречать «полная» семья, как он будет учиться кататься на велосипеде свого сына или рассказывать на ночь сказки о принцессах дочке…
«Конечно, ему легко говорить! Его должности, да в его годы можно только позавидовать! Да, Сашка всего добился сам, без связей и продвижений. Но ведь я тоже имею право сама добиться чего-то в этой жизни! Мне только 26 – еще рано думать о детях. Но если это единственный способ остаться в родной компании, то ладно, так уж и быть, рожу, а потом быстренько, месяца эдак через два, выйду на работу и обязательно добьюсь немецкого контракта!».


- Ничего не могу понять. Почему снова одна полоска? Ведь это были самые лучшие для ЭТОГО ДЕЛА дни, - сокрушалась над тестом для определения беременности Илона.
- Да так быстро тебе ни один тест на земле ничего не покажет! – Машка сама была расстроена. – Мы вон с Колей каждый вечер стараемся, и что, думаешь, есть результат? Хотя Кристинкой я забеременела без проблем. Узнала о том, что в положении только через два месяца. Все думала, что месячные задерживаются… Читала где-то, что после секса ноги лучше закидывать на специальный валик или просто на стену, так, говорят, «живчикам» легче к «цели» добраться.
- Черт, Машка! Надо еще попробовать, может, успеем в этом цикле. Иначе, придется идти забирать трудовую.
Илона набрала номер любимого мужа:
-Сашонок, а ты где? Как на работе? Саш, ну ты же обещал! Ты разве не помнишь, что сегодня все еще благоприятный для этого день? Слушай, заедь, пожалуйста, к моей маме и захвати ту подушку-валик, что мы ей дарили, помнишь? Что? Устал и не можешь? Как это? А как же я и моя работа? Задержишься? Надолго? Тогда вообще можешь не приходить, раз я так тебе безразлична!


«Ну почему же он не приходит? Может потому, что я ему нахамила? И кто меня за язык дернул. А время уже начало двенадцатого, он никогда так долго не задерживался на работе. Блин, по-моему, у меня налицо все симптомы ПМС. Неужели не успею?! Ах, ну да, чтобы успеть забеременеть до этого гребанного сокращения, в первую очередь нужен мужчина! А он где-то бродит… А вдруг вообще не придет? Скажет «Ты меня затрахала во всех смыслах слова» и не придет… И я останусь одна… Аааааааааааааа…»
Илона больше не могла сдерживать слез.


На следующее утро Илона автоматически встала с постели, машинально почистила зубы и привычно умостилась на последней ступеньке ее битком набитой людьми «рабочей» маршрутки. На работе все вокруг вздыхали и охали, кто-то громко спрашивал в трубку: «А зарплата у вас какая? Всего две тыщи? Да за такие деньги сами работайте!». Машкин Коля уехал в срочную командировку, и она тихонечко плакала за своим рабочим столом. Илоне же все было безразлично. Она думала лишь о том, что этой ночью Сашка впервые не пришел домой ночевать. А когда он позвонил ей, не взяла трубку. Еще чуть позже отправила ему смс: «Забудь меня». А вечером вызвала мастеров и сменила дверной замок.


Это утро было странным. В голове не было никаких мыслей. В душе – страха. Илона в последний раз обвела взглядом свой некогда такой родной рабочий кабинет, уложила в коробку кактус и последние бумажки и молча покинула здание своей обожаемой компании.
«Ничего страшного, переживу как-нибудь. Вот без Сашки же уже живу как-то три дня и даже почти не задумываюсь, у какой Гали или Вали он ночует. И без Насти с Машкой проживу. И без этого отвратительного, лысого и старого, никогда не понимающего моих креативных идей, Егора Алексеевича проживу. Хорошо-то как – новая жизнь!», - подумала Илона и разревелась.
Через час у нее было собеседование на другом конце города. Ей надо было успеть заехать домой, поставить коробки, переодеться и захватить папку со своими идеями для нового работодателя.
«Блин, а ведь я ее в прошлый раз у мамы оставила, когда заехала к ней счастливая после очередной заключенной сделки. Ну и хорошо, поеду к ней, у нее куча моих деловых костюмов, которые я все никак забрать не могла. Да и мамочку проведаю».



- А ты что тут делаешь? Ябедничать пришел? – Илона ну никак не ожидала увидеть у мамы Сашку. – Ма-ам! А что он тут делает?
- Теперь я здесь живу, – грустно посмотрел на Илону Александр и ушел на кухню.
Оказалось, что три дня назад Сашка вначале злился на жену, но потом таки поехал к теще за подушкой-валиком. И… уснул. А так как его родители жили на другом конце планеты, то после Илониного «Забудь меня» теща была его единственной опорой и поддержкой.
- Мам, как ты могла? Как ты могла, мам, молчать целых три дня? – Илона крепко-крепко обнимала любимого мужа, пока мама заваривала чай.
- А что я? – Любовь Ивановна одновременно опустила два чайных пакетика в красивые кружки. – Вы взрослые люди, сами разберетесь. А Саше-то куда идти? На улицу? Вот я и решила - пусть и живет у меня, пока у вас все наладится. Тем более что в спальне диван отдельный есть, и подушка-валик. Ну а чем зятя накормить, у меня всегда найдется.


На новую работу Илону взяли. Новому директору пришлись по душе все ее нестандартные подходы и «дружба с конкурентами во имя цели». В новом кабинете было просторно и по-домашнему уютно. Мониторы не слепили глаза, как на прошлой работе, а сотрудников было немного, зато все ценились на вес золота.
Маршрутка, в которой Илона теперь добиралась на работу, была практически пустая – за углом от их с Сашкой дома находилась ее конечная остановка. Герр Геншентфельд, с которым Илона сотрудничала в рамках немецкого проекта, сегодня сам позвонил и умолял о дальнейшей совместной работе. На новых, более выгодных условиях.


Илона вошла в квартиру, в которой пахло жареной бараниной и овощами. Сашка встретил ее в фартуке и со слезящимися от лука глазами. Илона переоделась и помогла мужу красиво сервировать стол.
- За тебя, моя любимая Зайка! За твою новую работу, которая тебе досталась после целого месяца труда и выживания среди других претендентов на эту должность. Я знал, что ты победишь, ведь ты у меня самая умная и талантливая. И хоть я до сих пор безумно хочу, чтоб у нас были дети, я подожду. Потому что больше никогда в жизни не хочу с тобой расставаться!
На этой минуте Илоне стало плохо, и она пулей выбежала в туалетную комнату.
- Лончик, ты чего? Что случилось? – Саша дожидался Илону на кухне уже минут семь.
- Саш, я, кажется, беременна, - Илона распахнула дверь, и Сашка увидел ее всю в слезах, с размытой по щекам тушью и тестом в руках.

На нем было две красных полоски.

2 комментария:

  1. Ответы
    1. Раньше много всяких рассказиков писала, а сейчас на такое времени даже в мечтах пока что нет)

      Удалить

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...